Среда, 20.09.2017, 00:49 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Мой профиль | ВыходПриветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

"Вся моя жизнь связана с Советским Военно-Морским Флотом. Я сделал выбор однажды в совсем юные годы и никогда не жалел об этом."

 English

Каталог статей

Главная » Статьи » Конференция, посвященная Н.Г.Кузнецову » Тексты выступлений

Доклад вице-адмирала В.В.Патрушева
С окончанием Гражданской войны молодая республика Советов приступила к мирному строительству. Восстановление народного хозяйства было тесно увязано с укреплением обороноспособности страны, в послевоенный период правительство уделило много внимания и восстановлению Военно-Морского Флота. В марте 1921 года Х съезд партии принял решение о возрождении и укреплении Военно-Морского Флота. К 1928 году восстановление Военно-Морского Флота было завершено. Начался период его технической реконструкции. Однако, непонимание роли и места ВМФ руководством РККА в обороне государства привело к тому, что судостроительная программа на первую пятилетку была принята с опозданием практически на год. 4 февраля 1929 года постановлением "О судостроительной программе НКВМ" было предусмотрено в 1928-1933 годах построить 22 подводные лодки, 3 эсминца, 18 сторожевых кораблей, 5 "искателей подлодок", 60 торпедных катеров. Эта программа стала первым шагом для выхода из застоя, характерного для периода 1921-1928 годов.
11 июля 1931 года Комиссия обороны при СНК СССР заслушала доклад К.Е.Ворошилова "О направлении строительства "морских сил". В соответствии с принятым по нему постановлением В.В.Куйбышеву была поручены разработка проекта предложений по развитию ВМС РККА и производственных баз для их строительства. В результате этого постановления были разработаны и приняты судостроительные программы, реализованные в предвоенные пятилетки. К началу войны в составе Военно-Морского Флота насчитывалось около 600 боевых кораблей, в том числе: 3 линейных корабля, 7 крейсеров, 59 эскадренных миноносцев, 218 подводных лодок, 22 сторожевых корабля, 80 тральщиков и другие более мелкие боевые единицы. За исключением линейных кораблей и небольшого количества кораблей других классов - все они были построены после революции.
Одновременно с восстановлением и строительством нового флота совершенствовалась и система подготовки специалистов для ВМФ всех уровней. В 1922 году созданное училище командного состава флота было переименовано в Военно-морское училище. В 1926 году ему было присвоено имя М.В.Фрунзе. 5 октября 1926 года Н.Г.Кузнецов закончил училище с отличием и правом выбора флота. В докладе хотелось бы кратко выделить прохождение службы будущего народного комиссара ВМФ СССР. В октябре 1926 года назначен вахтенным начальником крейсера "Червона Украина", с ноября 1933 года по август 1936 года командовал крейсером "Червона Украина" и вывел крейсер на первое место в Морских силах СССР. С августа 1936 года по июль 1937 года - военно-морской атташе и главный военно-морской советник, а также руководитель советских моряков-добровольцев в Испании. С августа 1937 года по март 1939 года - заместитель командующего и командующий Тихоокеанским флотом. 28 апреля 1939 года Н.Г.Кузнецов указом Президиума ВС СССР назначен народным комиссаром ВМФ СССР.
Строительство флота, включающего в себя разнородные силы с различными тактико-техническими данными, совершенствование боевых средств определили дальнейшее развитие военно-морского искусства. Особым направлением в развитии теории военно-морского искусства в предвоенный период стало внедрение в повседневную деятельность флотов организации управления силами флота накануне и в начальный период  войны. Разработанная Главным морским штабом по личному указанию наркома ВМФ система оперативных готовностей ВМФ, позволяющая в кратчайшие сроки с соблюдением необходимых мер скрытности переводить силы флота в состояние немедленной гстовности к отражению внезапного нападения противника, явилась выдающейся личной заслугой Н.Г.Кузнецова, его вкладом в развитие теории управления ВМФ.
Понятие "оперативная готовность" раскрыто в Военной энциклопедии и означает "определенное состояние объединений и соединений вооруженных сил, а также органов управления, связи, наблюдения и обеспечения, характеризующее способность их начать военные действия в установленные сроки и успешно выполнить стоящие оперативные к боевые задачи".
Система оперативных готовностей ВМФ СССР разрабатывалась не основе, проведенного Н.Г.Кузнецовым, кропотливого анализа ранее существующих степеней готовности военного флота России. Понятие "оперативной (боевой) готовности" сил флота появилось вместе с рождением регулярного флота, хотя сам термин стал применяться значительно позже. Документы, в которых говорилось о "готовности к бою", впервые были изданы еще при Петре I. Среди них первый "Морской устав" (1720 г.). и "Регламент об управлении адмиралтейства и верфи и о должностях коллегии адмиралтейской и прочих всех чинов, при адмиралтействе обретающихся" (1722 г. ), разработанные на основе обобщения опыта Северной войны России со Швецией. В понятие "готовность" вкладывался не только количественный смысл ("не менее половины"), но и качественный ("не забывать практики"), то есть выдвигалось требование иметь соответствующий боевой потенциал и уметь его реализовать в морских сражениях.
В анализе развития понятия "готовности" можно выделить три основных этапа.
Первый этап - "эпизодическая готовность" до 1860 года. Он связан о тем, что до середины XIX века силы Российского флота были способны решать задачи лишь от случая к случаю, от сражения к сражению, от войны к войне, то есть от эпизода к эпизоду.
При эпизодической готовности состав группировок сил, находившихся в строю, не был постоянным и колебался от 60 до 80% общего состава в военное время, до 2-10% - в мирное время. В готовности к боевым действиям основные силы флота находились лишь в летние месяцы, когда Россия с кем-либо воевала. При этом каждой осенью происходило разоружение и консервация кораблей, а весной начиналась подготовка к очередной летней кампании. Обычно она занимала от трех до восьми месяцев. Высшей формой готовности сил на первом этапе считалось крейсерство эскадр в районах, в которых Россия могла проводить свою политику только с помощью флота. В конце этого этапа произошло общее снижение готовности флота, вызванное значительным качественным отставанием России от ведущих стран Запада в области кораблестроения.
Второй этап - "сезонная боевая готовность" до русско-японской войны 1905 года. Он характеризуется постепенным сокращением времени нахождения кораблей вне кампании и поддержанием их к выходу в море не только летом, но и весной, и осенью. Переход к такому виду готовности был вызван проводимой в России военной реформой. Рекрутская система комплектования флота заменяется в 1874 году воинской повинностью. Управление флотом по мере возможности было децентрализовано, боевая подготовила стала проводиться в условиях, более приближенным к боевым. Именно в этот период стал применяться термин "боевая готовность", который предусматривал мобилизацию сил и перевод их о мирного на военное положение.
Вместе с тем именно в это время происходило выхолащивание "петровской" сущности понятия "готовности". Крейсерство эскадр почти прекратилось, дальние походы совершало незначительное число одиночных кораблей. Снова обозначилось научно-техническое отставание в кораблестроении.
Такое состояние дел не могло не привести к крупному поражению сил флота в будущей войне. Сокрушительное поражение флоту России было нанесено японским флотом в 1904-1905 годах во время русско-японской войны.
Внезапное нападение на 1 Тихоокеанскую эскадру в Порт-Артуре и Чемульпо, дальнейшая блокада кораблей на рейдах портов, уничтожение большей их части,  а также действия командного состава кораблей были тщательно проанализированы Н.Г.Кузнецовым и явились первопричиной разработки в дальнейшем системы "оперативной готовности флота".
Естественно, после поражения в русско-японской войне состояние боеготовности флота не могло оставаться прежним. Опыт войны показал, что для предотвращения внезапного нападения агрессора в любое время года необходимо постоянно иметь в готовности к бою хотя бы некоторую часть сил.
Третий этап - "повседневная боевая готовность" до 1917 года. Главным его содержанием стало постоянное наличие определенной части сил флота в боеспособном состоянии. Возникла необходимость введения ступенчатости состояния сил. В связи о этим впервые была разработана и внедрена система из двух степеней боевой готовности флота: 
- повседневная (времени на мобилизацию сил отводилось до месяца, в том числе на оборудование минно-артиллерийских позиций - пять-шесть суток); 
- полная (времени на мобилизацию сил отводилось пять суток, в том числе на оборудование минно-артиллерийских позиций - одни сутки).
Около половины кораблей находились в первой линии и были полностью укомплектованы, остальные состояли в резерве (укомплектованность 20-25%). Впервые о 1908 года стали отрабатываться мобилизационные планы.
Однако, несмотря на принятые значительные меры по совершенствованию качества корабельных сил и повышению их готовности, последняя все же не отвечала требованиям складывающейся обстановки. Системы разведки и особенно боевого управления не отвечали требованиям отражения внезапного нападения противника (были громоздки, неоперативны и слабо защищены). Эти факторы привели к тому, что флот в первой мировой войне не в полной мере решил поставленные задачи, в том числе по содействию сухопутным войскам на приморских флангах.
Данные этапы развития и совершенствования понятия "готовности", введение термина "боевой готовности" предшествовали дальнейшему теоретическому и практическому претворению в жизнь этой проблемы в периоды зарождения и восстановления флота республики Советов.
С 1918 года требовалась постоянная боевая готовность формируемого Красного флота, но мизерные материальные возможности резко ограничивали готовность почти всех его сил. Был найден самый простой, но не отвечающий интересам флота, выход. Постоянная готовность была введена для небольшой части сил флота от 5 до 20% и сокращены в зависимости от обстановки сроки мобилизации оставшихся сил до 15-20 суток. Такое положение дел сохранялось весь длительный период восстановления флота вплоть до 1928 года.
Вопросы совершенствования готовности сил Военно-Морского Флота к отражению внезапного нападения противника во всех звеньях (корабль - соединение - флот) получили дальнейшее развитие в середине 30-х годов в период его активного строительства и при непосредственном участии и руководстве Н.Г.Кузнецова.
Система боевой готовности одиночного корабля впервые в Военно-Морском Флоте была разработана под руководством и деятельном участии командира крейсера "Червона Украина" Н.Г.Кузнецова и позже принята на всех флотах СССР. Кропотливая работа велась командиром крейсера не только с командным составом корабля, но и рядовыми краснофлотцами в течение года. В результате этой работы освоен метод экстренного приготовления турбин, приятый на всех флотах, позволявший готовить турбины вместо 4 часов за 15-20 минут. На крейсере зародилось движение "Борьбы за первый залп". Чисто артиллерийское понятие "первый залп" превратилось в общефлотское, стратегическое, позволившее значительно повысить боеготовность соединений ВМФ. Разработанная и уже внедренная на крейсере система боевой готовности одиночного корабля с успехом выдержала в ноябре 1935 года экзамен командующего ЧФ И.К.Кожанова. Командующий флотом подверг крейсер всесторонней проверке, приказал обеспечить экстренный прогрев турбин, выход в море по тревоге, проверил организацию службы на общекорабельном учении. Команде пришлось отражать атаки самолетов, бороться за живучесть корабля, выполнить учебные стрельбы. Экзамен был выдержан с честью. Крейсер завоевал первое место в Морских Силах СССР.
Осознанная необходимость разработки аналогичной системы боевой готовности для соединений сформировалась у Н.Г.Кузнецова в период выполнения интернационального долга в республиканской Испании. Эти передовые замыслы были реализованы в период командования Тихоокеанским флотом, особую роль в этом сыграли события у озера Хасан в июле-августе 1938 года. Они заставили еще больше задуматься над обеспечением постоянной готовности сил флота к отражению внезапного нападения противника. Командование и штаб интенсивно работали над тем, чтобы в случае быстрого ухудшения обстановки можно было отдать один короткий приказ-сигнал, а все корабли и соединения уже были готовя к выполнению мероприятий, которые полагается делать по данному сигналу. Конечно же, на данном этапе строительства флота речь шла не о готовности вести войну или даже о выполнении по сигналу всех операций начального периода, а только о готовности к отражению нападения противника, повышении общей готовности к боевым действиям, обеспечении развертывания сил для первых операций. Соратником командующего флотом и энтузиастом этого начинания являлся начальник оперативного отдела штаба Тихоокеанского флота М.С.Клевенский. В 1938 году им была проделана значительная работа по разработке и внедрению системы оперативных готовностей на Тихоокеанском флоте. 19 декабря 1938 года Н.Г. Кузнецов выступил на заседании ГВС ВМФ. состоявшемся в Кремле с участием членов Политбюро с докладом, значительная часть которого была посвящена необходимости поддержания высокой боевой готовности сил флотов, а также об организации противовоздушной обороны кораблей по опыту войны в Испании.
 Назначение 28 апреля 1939 года Н.Г.Кузнецова на должность наркома ВМФ СССР позволило ему продолжить живую творческую работу по внедрению системы оперативных готовностей в Военно-Морском Флоте. Первые месяцы работы у молодого наркома ушли на ознакомление с флотами, людьми, решение самых неотложных вопросов.
Решение о разработке системы оперативных готовностей ВМФ было принято Н.Г.Кузнецовым в мае 1939 года, а немногим более месяца спустя, 23 июня им была подписана соответствующая директива.
Контроль за ее реализацией был возложен на начальника Главного морского штаба Л.М.Галлера. Под его руководством аппаратом ГМШ ВМФ был разработан план мероприятий по практической отработке перевода сил флота в высшие степени боевой готовности. Учитывая невысокий уровень подготовки штабов довоенного периода, была разработана система мер, позволяющая добиться четкости их действий и соблюдения установленных нормативов. Отработка передачи условных сигналов по радио и проводным средствам связи стала обязательным элементом всех флотских учений, а выполнение мероприятий по этим сигналам проверялось предельно жестко. Никаких послаблений не допускалось.
В сентябре-октябре 1939 года Н.Г.Кузнецов провел ряд инспекционных поездок на флоты, в которых обсудил с командующими флотами конкретный вопросы боевой готовности, ход реализации директивы по разработке системы оперативных готовностей ВМФ. В результате этих инспекций было принято окончательное решение на разработку и внедрение в деятельность ВМФ такой системы, при которой флоты могли бы быстро переходить от повседневной мирной жизни и учебы в боевое положение о фактическим применением оружия. Эта работа выполнялась впервые и оказалась очень сложной и трудоемкой. В начале ноября 1939 года Главный морской штаб представил наркому ВМФ первый вариант разработанного документа, затем он был лично доработан Н.Г.Кузнецовым, и 11 ноября 1939 года "Инструкция по оперативным готовностям" была утверждена. До начала войны она уточнялась и совершенствовалась и сыграла свою роль, когда пришлось применить ее на деле.
Всего било предусмотрено три степени готовности, учитывающие техническое состояние и уровень боевой подготовки кораблей и частей флота. В зависимости от этого они могли находиться в боевом ядре (из которого назначались дежурные силы) или в резерве.
Оперативная готовность № 3 соответствовала повседневному уровню объединений, соединений, кораблей и частей флота, а запасы материальных средств - наличию неснижаемого их уровня.
По оперативной готовности № 2 экипажи кораблей боевого ядра должны были находится на кораблях и в частях, запасы на корабли принимались полностью, оружие готовилось к применению развертывались дополнительные корабельные дозоры. Усиливалось ведение воздушной разведки на море, ускорялся ремонт кораблей резерва.
По оперативной готовности № 1 предусматривалось немедленное применение оружия. Корабельный состав боевого ядра находился в часовой готовности к выходу в море для решения задач по действующим оперативным планам. Объявлялась мобилизация приписного состава. Ремонт кораблей резерва проводился форсированными темпами. Воздушная разведка и корабельная дозорная служба неслись с полным напряжением.
Специальные инструкции и положения детально, до мельчащих подробностей, указывали каждому кораблю и части, что им надлежало делать. Объявленные директивами наркома ВМФ, эти документы вооружили командующих флотами и командиров соединений ясными, продуманными указаниями, особенно в отношении важнейших элементов боевой готовности, подлежащих отработке в процессе боевой учебы. Как показал опыт, от разработки первых инструкций до введения их в жизнь, потребовался длительный период. Первые учения  вскрыли много недостатков. Главный морокой штаб и командование флотов на местах кропотливо уточняли свои документы и добивались их лучшего применения.
Почти два года все флоты занимались разработкой документов, в развитие инструкции Главного морского штаба, вводили их в жизнь, а потом тренировались, проводили сотни частных и общих учений. Это была борьба за каждую минуту от передачи сигнала до получения доклада о готовности всего флота.
С учетом обострения внешнеполитической обстановки и в целях дальнейшего повышения боевой готовности и координации действий сил флотов по разработанным документам оперативной готовности в феврале-мае 1941 года Главный морской штаб провел серию проверок флотов: 
- в феврале проверялась готовность к минным постановкам, которые должны были проводиться в первую очередь, с объявлением мобилизации; 
- в апреле-мае проверялась готовность боевого ядра и дежурных частей флотов; 
- в мае - готовность средств ПВО.
Проверки выявили много недостатков, которые были устранены в соответствии о приказами наркома ВМФ или командующих флотами в самые кратчайшие сроки.
К середине июня 1941 года взаимоотношения с Германией все более обострялись. Оценив сложившуюся обстановку, Н.Г.Кузнецов принял решение своим приказом повысить боевую готовность флотов. За последний предвоенный год флоты или отдельные соединения много раз переводились в повышенную боевую готовность. Но все это носило чисто учебный характер. На этот раз повышение готовности флотов было вызвано угрожающей обстановкой. 19 июня 1941 года Балтийский и Северный флоты были переведены в оперативную готовность № 2. 20 июня Черноморский флот завершил учение и вернулся ив района Одессы в Севастополь. Флоту был дан приказ оставаться в оперативной готовности № 2.
Сводками Главного морского штаба нарком обороны и начальник Генерального штаба были поставлены в известность о переводе сил флотов с 19 июня 1941 года в оперативную готовность № 2. Против проводимых в Военно-Морском Флоте мероприятий по повышению боевой готовности возражений не было, но не было и их одобрения. До последнего момента наркомом обороны не была направлена директива командующим войсками военных округов на повышение готовности, что сыграло свою роковую роль на начальном этапе Великой Отечественной войны.
Своевременно отданные командующим флотами распоряжения на приведение в оперативную готовность № 1 позволили подготовить силы Военно-Морского Флота к отражению внезапного воздушного нападения германской армии. Успешное отражение первых атак, конечно, еще не говорило о готовности флотов к ведению войны в полном смысле этого слова. Но в том, что система оперативных готовностей сыграла свою положительную роль, никаких сомнений нет.
Это была первая в истории Российского флота попытка, и, несомненно удачная, решить одну из сложнейших проблем военной науки - разработать систему мер, обеспечивающих готовность сил к отражению внезапного массированного нападения противника и основная заслуга в этом несомненно принадлежит Адмиралу Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецову.

Категория: Тексты выступлений | Добавил: glavkom (31.01.2014)
Просмотров: 524 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Категории раздела

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа