Среда, 20.09.2017, 00:49 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Мой профиль | ВыходПриветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

"Вся моя жизнь связана с Советским Военно-Морским Флотом. Я сделал выбор однажды в совсем юные годы и никогда не жалел об этом."

 English

Каталог статей

Главная » Статьи » Конференция, посвященная Н.Г.Кузнецову » Тексты выступлений

Доклад вице-адмирала Ю.А.Быстрова
Уважаемые товарищи !

Адмирал Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов вошел в историю ВМФ и нашу память:
- как замечательный флотский офицер, прежде всего как офицер корабельной, крейсерской службы;
- как воин-интернационалист;
- как командующий флотом;
- как нарком по Военно-Морским Делам СССР;
- как военно-морской министр;
- как главнокомандующий ВМФ;
- как выдающийся руководитель боевыми действиями флотов в годы Великой Отечественной войны;
- как человек высокой нравственности и гражданского мужества.
На всех постах Н.Г.Кузнецов добивался высочайших результатов. Он оставил нам свои глубокие размышления, выводы и рекомендации по широкому кругу вопросов, связанных со строительством  и деятельностью Военно-Морского Флота, а также со своей насыщенной крутыми поворотами личной жизнью и военно-морской службой, многие из которых по праву воспринимаются сейчас как отцовский наказ потомкам, которые могут столкнуться, если не с такими же как у него, то с очень схожими обстоятельствами.
В 1933 году в 29-летнем возрасте Николай Герасимович Кузнецов назначается командиром одного из новейших крейсеров советской постройки «Червона Украина» Черноморского Флота.
Через два года в 1935 году крейсер становится лучшим кораблем ВМФ. Его командиру Н.Г.Кузнецову присваивается звание капитан 1 ранга, он награждается орденом Красной звезды, ему от имени Правительства Советского Союза вручается ценный подарок – легковой автомобиль, командующий Черноморским флотом Кожанов пишет блестящую статью о нем в газету «Красная звезда", где называет Н.Г.Кузнецова самым талантливым командиром крейсера, самым молодым капитаном 1 ранга.
В истории Российского флота подобные успехи в командирской деятельности могут быть сравнимы лишь с успехами лейтенанта С.О.Макарова, который менее чем за один год командования пароходом «Великий князь Константин» в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг. получил шесть наград: воинские звания капитан-лейтенант и капитан 2 ранга, золотое оружие, ордена Святого Георгия и Святого Владимира 4 степени, а также придворное звание флигель-адьютанта.
Любовь к флоту, к корабельной службе, мечта стать командиром корабля – это одно из ярких военно-морских наследий Н.Г.Кузнецова.
Из Испании капитан 1 ранга Кузнецов возвратился на родину с двумя высшими правительственными наградами – орденами Ленина и Красного знамени.
В апреле 1939 года он назначается наркомом по Военно-Морским Делам Советского Союза, ему 35 лет, путь от заместителя командующего ТОФ до Главнокомандующего ВМФ он прошел менее чем за два года. История отвела ему для подготовки флота к вступлению в Великую Отечественную войну всего два года и два месяца.
С огромными нерешенными проблемами столкнулся Н.Г.Кузнецов, вступив в эту должность.
Дело в том, что до Николая Герасимовича никто с глубоким профессионализмом не занимался ни Наркоматом, ни Военно-Морским Флотом.
Первый нарком ВМФ, назначенный в 1938 году, – бывший начальник Главпура РККА, армейский комиссар 1 ранга Петр Алексеевич Смирнов всю свою сознательную жизнь был кадровым политработником, комиссаром. Военно-морским искусством и оперативной подготовкой ВМФ никогда не занимался, с проблемами оперативно-стратегического применения флотов не сталкивался и изучить их не успел. В том же 1938 году он был арестован и репрессирован.
На его место прибыл Михаил Петрович Фриновский – ставленник печально известного наркома Внутренних дел Ежова, его заместитель, начальник Главного управления государственной безопасности НКВД. Ни в армии, ни на флоте он никогда не служил. Несмотря на это, имел самое высокое воинское звание – Командарм 1 ранга. Историки отмечают, что его нога лишь один раз ступала на палубу катера в 1932 году, когда он в составе комиссии проверял Амурскую военною флотилию.
Через его руки прошли все арестованные маршалы и флагманы флота, многие видные государственные и военные деятели. Он лично принимал участие в их арестах, допросах и расстрелах. Ушел он с поста наркома ВМФ быстро и внезапно. 6 апреля 1939 года после окончания рабочего дня он сел в личную машину с личным шофером и личной охраной и поехал домой. Но его отвезли не на дачу, а в его бывшее Управление государственной безопасности.
4 марта 1940 года Фриновский был расстрелян в один день со своим бывшим начальником Ежовым.
Николай Герасимович Кузнецов вошел в пустой кабинет наркома, в котором все было перерыто и перевернуто после обыска. Принимать дела ему было не у кого.
Первая проблема, вставшая перед молодым наркомом состояла в том, что при создании Наркомата ВМФ не было определено его место в системе управления Вооруженными Силами, не было также четко определено и место самого наркома в военно-политическом руководстве страны.
Ни в одном документе не было указано, что Наркомат Обороны является старшим по отношению к Наркомату ВМФ. Поэтому Наркомат Обороны и Генеральный штаб по-прежнему занимались только Сухопутными войсками. Флотские вопросы висели у них «камнем на шее», - писал в своих мемуарах Н.Г.Кузнецов.
Каждый наркомат в системе Правительства замыкался на одного из заместителей Председателя Совнаркома. Исключение составляли НКО, НКВД и НКИД. Ими И.В.Сталин руководил лично. В этой группе оказался и вновь созданный Наркомат ВМФ.
«Это было и хорошо и плохо, - писал в «Записках адмирала» Николай Герасимович Кузнецов, - хорошо потому, что многие важнейшие вопросы решались быстро и в самой высокой инстанции, а плохо из-за того, что никто иной (даже Молотов), кроме Сталина, их решать не хотел».
В 1946 году Наркомат ВМФ был ликвидирован.
В 1951 году неожиданно произошло создание двух новых министерств: Министерства Обороны и Военно-Морского Министерства.
В 1953 году, как и в 1946 году, Военно-Морское Министерство было ликвидировано и снова был образован один единый орган управления Вооруженными силами – Министерство Обороны.
Военно-Морской министр стал заместителем министра обороны. Его права оказались настолько урезаны, что ему формально не подчинялись даже флоты и он мог отдавать им приказания лишь как заместитель министра обороны и не более того.
Это породило безраздельное господство армейских органов над флотскими, что привело к принижению роли и значения флота в системе Вооруженных Сил.
Пережив все эти реорганизации, Н.Г.Кузнецов оставляет нам в качестве наследия по вопросу организации руководства Военно-Морским Флотом следующие выводы:
1. В стране необходимо иметь единую организацию всех Вооруженных Сил, однако правовое положение Главнокомандующего ВМФ надлежит сохранить на одном уровне с министрами.
2. Государству для руководства Вооруженными Силами следует иметь такой орган, который правильно понимал бы функции всех их видов, исходя из политических задач, а понимая это, занимался бы объективным распределением между ними всех ценностей и людей в соответствии с данными задачами.
Эти рекомендации не потеряли своего значения и в наши дни. Они были использованы Главным штабом ВМФ при разработке Концепции Федеральной целевой программы «Мировой Океан» и нашли отражение в военно-морской стратегии РФ.
Богатейшее наследие оставил нам Н.Г.Кузнецов в области военно-морского искусства и оперативной подготовки ВМФ. Многие их положения ему пришлось создавать практически заново и очень серьезно заниматься внедрением их в жизнь.
Дело в том, что к приходу Николая Герасимовича Кузнецова в Москву произошла коренная ломка взглядов на теорию ВМФ. Господствовавшая с 1920 года теория «малой войны», предусматривавшая развитие флота главным образом за счет строительства так называемых «москитных сил», сменилась в 1938 году теорией большого морского и океанского флота.
И.В.Сталин вдруг полюбил линейные корабли и тяжелые крейсера.
Принятая в 1938 году десятилетняя программа военного кораблестроения предусматривала строительство 15 линкоров, 35 тяжелых крейсеров, 600 надводных кораблей других классов, 350 торпедных катеров и 336 подводных лодок.
Правда, в марте 1940 года по докладу Н.Г.Кузнецова И.В.Сталин отказался от закладки линкоров и крейсеров, так как их строительство оказалось непосильным для страны в условиях надвигающейся войны.
Необходимость серьезной учебы высшего руководящего состава ВМФ определялась еще и тем, что накануне назначения Н.Г.Кузнецова наркомом флоты в результате репрессий лишились наиболее опытных и грамотных руководителей.
Были арестованы и репрессированы Начальник морских сил РККА Орлов В.М., командующий Северным флотом Душенов К.И., командующий ЧФ Кожанов И.К., командующий ТОФ Викторов М.В. и другие. Всего в те годы ВМФ потерял более 3000 человек командного состава.
На смену расстрелянным и брошенным в лагеря флагманам пришли такие же как нарком ВМФ не имеющие боевого опыта, молодые и по возрасту, и по времени нахождения на оперативно-стратегических должностях люди:
- 33-летний контр-адмирал Арсений Григорьевич Головко стал командующим Северным флотом;
- 39-летний вице-адмирал Владимир Филиппович Трибуц, стремительно выдвинувшийся за три года от командира эсминца до командующего флотом, был назначен командующим БФ;
- во главе Черноморского флота встал 40-летний вице-адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский;
- в командование Тихоокеанским флотом вступил 44-летний  вице-адмирал Иван Степанович Юмашев.
Обновленный руководящий состав ВМФ с полным напряжением сил приступил к работе, однако искусством подготовки и ведения военных действий на море в оперативно-стратегическом масштабе никто из них не владел. Этому надо было много и напряженно учиться.
Военно-научная и научно-исследовательская работа ознаменовалась разработкой и коренным обновлением боевых уставных документов, наставлений и руководств. Были введены в действие «Временное наставление по ведению морских операций» (НМО-40), «Наставление по боевой деятельности штабов соединений ВМФ» (НБДШС-40) и откорректирован «Боевой устав морских сил» (БУМС-37).
Кроме них на всех флотах по опыту войны с Финляндией были разработаны частные оперативно-тактические наставления и другие документы применительно к своим ТВД.
Многие положения, изложенные в этих документах, не утратили своего значения до наших дней и были широко использованы при разработке самых современных оперативно-стратегических документов, таких как «Основы подготовки и ведения операций Вооруженных Сил», «Наставление по службе оперативных штабов», «Руководство по оперативной подготовке ВС» и другие, в написании которых мне пришлось принимать самое непосредственное участие.
Почти два года накануне войны на флотах под руководством Н.Г.Кузнецова шла напряженная учеба по приведению сил в высшие степени боевой готовности. Этому вопросу на нашей конференции будет посвящен специальный доклад. Я его раскрывать не буду.
Хотелось бы лишь заметить, что нынче вновь появились критики, которые пытаются извратить значение для ВМФ введенной наркомом в июне 1939 года системы оперативных готовностей и принизить ее роль в достигнутом флотом успехе в первый день войны.
Смысл заявлений этих демагогов сводится к тому, что ВМФ, дескать, не понес потерь 22 июня  не потому, что был заблаговременно приведен в полную боевую готовность, а в связи с тем, что противник в тот день наши корабли практически не атаковывал.
Блестящий отпор таким клеветникам дан в журнале «Обозреватель» № 3 за 1999 год в статье вице-адмирала Закоркина «Атака на адмирала Кузнецова». В ней убедительно показано, что организованное вступление ВМФ в войну стало возможным не потому, что немцы не бомбили корабли, а вследствие того, что Н.Г.Кузнецов оказался единственным военачальником стратегического звена, который разработал систему оперативных готовностей и, реально оценивая обстановку накануне войны, на свой страх и риск привел флоты в высшую степень боевой готовности.
«Видимо, беда страны и Вооруженных Сил, - пишет Закоркин, - состояла в том, что мало у нее оказалось Кузнецовых».
Великим наследием Н.Г.Кузнецова является учрежденный по его инициативе в июне 1939 года День Военно-Морского Флота, который в этом году страна будет отмечать 60-ый раз.
Понимая насколько серьезны и трудны экономические проблемы, связанные с созданием большого морского и океанского флота в нашей стране, глубоко затрагивающие интересы миллионов людей, Н.Г.Кузнецов обратился к И.В.Сталину с предложением учредить в стране всенародный праздник - День ВМФ. Сталин согласился с ним. Такой праздник был установлен.
Выступая на торжественном собрании актива общественных организаций Москвы, посвященном первому Дню ВМФ в Зеленом театре ЦПКиО им. Горького 24 июля 1939 года, Н.Г.Кузнецов сказал: «Наш праздник является мощной демонстрацией неразрывной связи флота с советским народом… День Военно-Морского Флота еще теснее сблизит трудящихся с жизнью и работой флота, его лучшими людьми… Еще больше укрепит связь флота с советским народом.
Иметь мощный флот это значит иметь в нужном количестве и высокого качества суда всех классов, начиная от мелких до гигантов – линейных кораблей.
Строительство мощного военного морского и океанского флота, достойного нашей великой родины, - дело всего советского народа. В строительстве большого флота должна участвовать вся страна.»
Сегодня мы плохо выполняем этот наказ. День ВМФ из всенародного праздника превратился в последние годы в узко профессиональный.
Президент, Правительство, Парламент не проявляют должного интереса к Военно-Морскому Флоту.
Вследствие этого страна перестала активно участвовать не только в строительстве флота, но даже в поддержании того высокого уровня морской мощи, который был достигнут огромными усилиями советских людей в годы так называемой «холодной войны».
Это вызывает у нас серьезную тревогу.
Возрождение морской мощи Отечества должно стать делом всенародным, осуществляемым на основании глубоко продуманной государственной морской политики РФ.
Оно должно быть возведено в главный принцип проведения объявленной Президентом РФ военной реформы.
После незаслуженного отстранения Н.Г.Кузнецова от флота много новых поистине революционных преобразований произошло в материальной базе вооруженной борьбы на море, формах и способах ее ведения, управлении силами и войсками, в теории ВМФ и военно-морском искусстве.
Для нас стали привычными такие неизвестные ранее термины, как стратегическая операция на океанском ТВД, операции флотов и флотилий разнородных сил, стратегическое и оперативное развертывание вооруженных сил и флотов, приведение сил флотов в высшие степени боевой готовности распорядительным порядком, боевая служба и многое-многое другое.
Однако, как бы не изменялось и не усложнялось современное военно-морское искусство, мы должны помнить, что его основы были разработаны, а многие положения блестяще проверены на практике в годы Великой Отечественной войны под руководством Н.Г.Кузнецова, и за это мы должны быть ему бесконечно благодарны. 
170 лет тому назад 14 мая 1829 года бриг «Меркурий» ЧФ под командованием капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского одержал блестящую победу над двумя турецкими линейными кораблями, имевшими десятикратное превосходство в артиллерии.
Бриг был награжден кормовым Георгиевским флагом, весь экипаж удостоен боевых наград. В Севастополе на Матросском бульваре воздвигнут памятник с надписью «Казарскому. Потомству в пример».
Нам представляется, что если бы Правительство Российской Федерации решилось воздвигнуть памятник Н.Г.Кузнецову, то лучшей надписи на нем, чем «Адмиралу Флота Советского Союза Кузнецову. Потомству в пример», наверное, трудно было бы придумать.

Категория: Тексты выступлений | Добавил: glavkom (31.01.2014)
Просмотров: 638 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Категории раздела

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа