Среда, 20.09.2017, 00:49 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Мой профиль | ВыходПриветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

"Вся моя жизнь связана с Советским Военно-Морским Флотом. Я сделал выбор однажды в совсем юные годы и никогда не жалел об этом."

 English

Каталог статей

Главная » Статьи » Конференция, посвященная Н.Г.Кузнецову » Тексты выступлений

Доклад генерал-лейтенанта И.Федина
Докладываю участникам конференции, что нынешнему поколению морских авиаторов предложенная нам тема сообщения о взглядах Николая Герасимовича Кузнецова далеко не рядовая, но, к сожалению, для ее освещения мы не располагаем историческими материалами, а можем судить о них лишь по мемуарам самого Николая Герасимовича и фактическим событиям в Морской авиации, совершившимися в период его деятельности по руководству Военно-Морским Флотом.
Есть основания полагать, что уже в годы учебы в Военно-морской академии, которая ныне с гордостью носит его имя, Николай Герасимович Кузнецов, внимательно и глубоко изучая курс академических наук, в том числе и по тематике боевого использования авиации, повторяю, уже тогда пришел к твердому убеждению, что авиация может и должна существенно повысить боевые возможности Военно-Морского Флота.
И не случайно, с прибытием после выпуска из академии на крейсер "Красный Кавказ” на должность старпома, он с удовлетворением отметил факт наличия на крейсере катапульты и двух самолетов, которые, как он сам писал об этом, давали " ... возможность обнаруживать противника как можно раньше, чтобы нанести по нему удар на пределе дальности огня наших орудий”.
Он писал: "В то время мы с замиранием сердца наблюдали, как с авиаплощадки крейсера стремительно вылетела стальная птица и, быстро набрав высоту, направлялась в сторону "противника”.
В ходе последующей службы на Черноморском флоте он практически на каждом учении стремился использовать самолеты в интересах обеспечения действий корабля и даже привлекал к наблюдению за "противником” и корректировке артогня аэростат, пилотируемый на одном из учений Эдуардом Станиславовичем Столярским, преподававшей ему в академии курс "Основы применения ВВС в борьбе на море”.
Это был не рядовой факт, а совместный эксперимент по использованию летательных аппаратов в войне на море. Николай Герасимович и в последующие годы поддерживал тесные связи с Эдуардом Станиславовичем Столярским - бывшим тогда старшим преподавателем академии, а ранее - одним из организаторов первых в России формирований Морской авиации. Будучи Наркомом и Главнокомандующим ВМФ, Николай Герасимович всячески содействовал внедрению в практику подготовки кадров программ по изучению Основ боевого применения авиации в интересах повышения эффективности боевых действий кораблей флота.
Будучи в Испании в качестве главного военно-морского советника он на практике убедился в больших возможностях авиации при решении боевых задач как в море, так и на сухопутном фронте. Он с восхищением отзывался о действиях наших и республиканских летчиков в операции у Гвадалахари, когда они в сложных погодных условиях фактически разгромили итальянский корпус.
О волонтерах-летчиках, прикрывавших мадридское небо, он писал: "Они проявляли в боях такие чудеса храбрости и отваги, что вокруг стали говорить о русском характере, подразумевая под этим удаль, мужество и самоотверженную верность дружбе”.
В целом же, будучи в Испании, уже в то время он пришел к убеждению. что без авиации не может быть сколько-нибудь значительных морских операций. Не имея превосходства над противником в воздухе, нельзя господствовать и на море.
В своих воспоминаниях Н.Г.Кузнецов шкал, что с началом войны на Западе его интересовали действия авиации на море и утверждает, что война на западе полностью подтвердила именно его точку зрения на роль морской авиации в тех условиях. Ведь не случайно, Англия, обладавшая огромным превосходством в надводных морских силах, но не имевшая господства в воздухе, в первые годы войны не могла решительно изменить обстановку на Северном и Средиземном морях. Суда и корабли топились немецкими подводными лодками. И только с выходом на арену боевых действий мощных противолодочных сил и, прежде всего, противолодочной авиации, положение изменилось.
Впоследствии он писал: " ... Мы, советские моряки, приобрели немалый опыт, ясно представили роль авиации в любых операциях флота, необходимость воз душного прикрытия его сил в базах; убедились, как важно, чтобы авиация, призванная действовать с флотом, организационно входила в его состав, была с ним под единым командованием и повседневно обучалась действовать на море”. Прошу обратить внимание на эту часть его вывода "как важно, чтобы авиация организационно входила в его состав, была с флотом под единым командованием...”. Авиация, действовавшая на стороне республиканцев в Испании, по его мнению, использовались не в полной мере из-за того, что она находилась в распоряжении высшего руководства и использовалась при централизованном управлении.
В те годы и наша морская авиация также организационно входила в состав ВВС РККА и вся ее боевая подготовка целеустремлялась, в основном, на обеспечение боевых действий сил флота. Задачи же по поражению кораблей противника в море и базах возлагались на бомбардировочные корпуса ВВС Красной армии. В соответствии с этим, в те годы самолетный парк морской авиации пополнялся, в основном, гидросамолетами, предназначенными для ведения воздушной разведки в море. В составе Европейских флотов количество ударных самолетов не превышало 13%. К тому же это были самолеты, в основном, устаревших типов (СБ и те же МБР-2). Да и летные кадры для флотов готовились только в Ейской школе морских летчиков и летнабов, то есть воздушных наблюдателей.
Надо полагать, что вышесказанные выводы и легли в основу взглядов Николая Герасимовича Кузнецова на перспективу развития морской авиации в годы, предшествующие Великой Отечественной войне. С образованием Наркомата Военно-Морского Флота первым актом относительно морской авиации был вывод ее из состава ВВС РККА и полное подчинение ее командованию флотов, а в масштабе Наркомата - лично наркому, которым и стал в 1939 году Николай Герасимович Кузнецов.
Уже в августе 1939 года вводится четкая организационная структура ВВС флотов. Во главе ВВС флота становится командующий, при нем создаются штаб, органы ИАС, тыла, командные пункты, которые планируют, содержат и применяют подчиненные силы авиации на выполнение задач, поставленных командующим флотом.
Как свидетельствует история, именно с этого времени, то есть с образованием Наркомата ВМФ и переподчинения ему морской авиации, в интересах морской авиации целенаправленно заработали конструкторские бюро и предприятия, ориентированные на производство боевой техники и вооружения для Военно-Морского Флота. Значительную роль в специализации морской авиации и превращении ее в одну из основных сил борьбы на море сыграл переданный Военно-Морскому Флоту летно-испытательный институт. Он стал конкретно заниматься разработкой тактико-технических требований к самолетам и вооружению в соответствии со спецификой морской авиации, проведением государственных испытаний опытных и модернизированных для действий на море самолетов и средств поражения, а также обучением инструкторов для переучивания личного состава ВВС флотов на новую авиационную технику. В 1940 году морская авиация получила 820 боевых самолетов, в их числе бомбардировщики-торпедоносцы ДБ-3ф, истребители И-153, И-16, Як-1 и морской разведчик дальней зоны Че-2 и др.
 На вооружение принимаются торпеды для низкого и высотного торпедометания, реактивные снаряды, бронебойные бомбы и другие средства поражения, главным образом для ударной авиации. Боевая подготовка частей морской авиации была нацелена на освоение новых самолетов и вооружения, отработку дальних полетов в открытое море, бомбометания и торпедометания по морским целям. Интенсивно отрабатывалась групповая слетанность звеньев и даже эскадрилий, осваивались полеты по приборам и ведение боевых действий с оперативных аэродромов. На основе выводов из анализа действий авиации Балтийского и Северного флотов в период финской кампании (1939-1940 гг.) в авиационных частях на флотах стало больше проводиться военных игр, летно-тактических учений и групповых упражнений. Общий налет морской авиации в 1940 г. по сравнению с предшествующим годом возрос с 120 тыс. до 208 тыс. (обратите внимание - в прошлом году налет морской авиации составил на целый порядок меньше), количество боевых стрельб увеличилось с 22 до 51 тысяч, торпедометаний в 2,5 раза, бомбометаний - в 4 раза. Авиаторы флота учились применять оружие по морским, воздушным и наземным целям в различных условиях обстановки. В целях обобщения и популяризации передового опыта боевой подготовки и способствования подъему уровня знаний руководящего состава с мая 1940 г. началось издание "Бюллетеня авиации ВМФ”, как информационного сборника. К концу 1940 г. 78% списочного состава летных экипажей всех родов морской авиации овладели полетами по приборам, а 54% - в ночных условиях.
 7 мая 1940 г. было введено в действие "Временное наставление по боевой деятельности минно-торпедной авиации (НБМТА-40). Вскоре на заседании Главного ВС ВМФ и в постановлении его нашли воплощение вопросы организации взаимодействия между родами сил флота с учетом опыта боевых действий Балтийского и Северного флотов. Большая работа была проведена летом 1940 г. по переводу авиации вместе с силами флотов в Прибалтику.
17-12 октября 1940 г. в Военно-морской академии под руководством Первого заместителя Наркома ВМФ адмирала Исакова И.С. состоялась конференция руководящего состава центрального аппарата на тему: "Использование ВВС в морских операциях”. Ее предложения учтены при доработке проекта Временного Наставления по ведению морских операций.
Учитывая возросшую роль авиации при реорганизации органов Наркомата ВМФ отдел ПВО ВМФ был преобразован в Управление, а Управление авиации - в Управление ВВС ВМФ. Следует напомнить, что уже в предвоенных программах развития ВМФ, кроме строительства НК и ПЛ, предусматривалось и строительство авианосцев, только оно в силу недостаточности производственных возможностей откладывалось на более поздние сроки. Это был несомненный успех, как результат преобразований после переподчинения морской авиации Наркомату Военно-Морского Флота.
Значительно расширились и повысилось качество целенаправленной подготовки кадров для ВВС флотов. Переданные из ВВС школа морских летчиков и летнабов в г. Ейске и школа морских летчиков им. Леваневского в г. Николаеве преобразовались в военно-морские авиационные училища, а 3-я военная школа авиационных техников - в военно-морское авиационно-техническое училище. На флотах сформировались школы подготовки младших авиационных специалистов (ШМАС).
В 1940 году училища морской авиации произвели выпуск по профилю летчиков - 519, штурманов - 168, техсостава - 600, авиационных специалистов -139 человек. Это, в основном, позволило полностью укомплектовать ВВС флотов до штатного состава. Для подготовки кадров руководящего состава морской авиации в военно-морской академии был учрежден командно-авиационный факультет.
В общем, ко времени переподчинения морской авиации непосредственно наркомату ВМФ, благодаря деятельности его аппарата и лично Н.Г.Кузнецова с его твердой убежденностью в значительности роли авиации в структуре ВМФ, в предвоенные годы произошли существенные изменения, которые позволили наркому ВМФ Н.Г.Кузнецову уже 2 января 1941 года представить в Комитет обороны при СНК доклад, в котором, в частности, говорилось и, что морская авиация выросла и количественно и качественно. А введенная им система готовности флотов сыграла весьма положительную роль в авиации. В первый день войны части морской авиации не были застигнуты врасплох, как это было с авиацией Красной Армии. Наоборот, авиация Европейских флотов встретила налеты вражеской авиации жестким сопротивлением. Ранним утром 22 июня Черноморская эскадрилья истребителей под командованием капитана Коробицина на подступах к Измаилу встретила 12 вражеских бомбардировщиков. Наши летчики смело врезались в боевой порядок противника и сбили 5 его самолетов. Этим был открыт боевой счет Черноморского флота. На Балтике счет сбитым самолетам врага открыл капитан Антоненко. На Северном флоте - старший лейтенант Сафонов, который впоследствии стал первым в нашей стране за годы Великой Отечественной войны дважды Героем Советского Союза.
Итак, началась война, в ходе которой на основе анализа событий, проводимых операций, результативности действий сил флотов, в том числе при содействии приморским флангам фронтов у Н.Г.Кузнецова формировались взгляды на совершенствование форм и методов применения флотской авиации в предстоящих операциях флотов и перспективы развития морской авиации на послевоенный период.
О глубоком понимании и высокой оценке свойств авиации и ее роли в современной войне со стороны Н.Г.Кузнецова говорят и такие факты.
Дерзкий замысел и план первого воздушного удара по Берлину были разработаны Главным морским штабом совместно с командованием ВВС ВМФ. И нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов его лично докладывал Верховному Главнокомандующему И.В.Сталину. Как известно, тот утвердил план и дал указание докладывать ему результаты каждого удара. К этому времени обстановка была крайне сложной. Пал Смоленск, фашистские войска были у Киева, упорные бои шли под Ленинградом. Главная военно-морская база Балтийского флота Таллин была блокирована немцами с суши. Враг местами вклинился на нашу территорию больше чем на 600 км. Немцы бомбили Москву.
Действительно, немецким бомбардировщикам по прямой до Москвы от линии фронта было всего 450 км, а для нашей авиации до их столицы - больше тысячи км. Это превышало радиус действия наших бомбардировщиков. Фашистское руководство Германии упивалось успехами. Геббельс заявил представителям иностранной печати, что ни один камень не содрогнется в Берлине от постороннего взрыва, что Советский Военно-Морской Флот в кратчайшие сроки будет уничтожен. Поэтому задуманная операция по нанесению воздушных ударов по Берлину с островных аэродромов Балтики, еще удерживаемых нашими войсками, практически в тылу врага, была крайне важной с точки зрения политического и психологического воздействия не только на противника, но и вообще на все воюющие страны и народы. Она демонстрировала несгибаемую волю советского народа, его готовность выдержать любые испытания на пути к победе.
Для непосредственного руководства авиацией нарком ВМФ направил туда командующего ВВС ВМФ Жаворонкова Семена Федоровича, которому, к слову, 23 апреля с.г. исполнилось 100 лет со дня рождения. В ночь с 7 на 8 августа 1941 г. балтийские летчики под руководством полковника Преображенского Е.Н. нанесли первый удар по Берлину. Все участвовавшие в налете самолеты вернулись на свою базу без потерь. Но немецкие радиостанции об этом событии известили мир таким сообщением: "В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации пытались бомбить Берлин. Действиями истребителей и огнем зенитной артиллерии основные силы авиации противника рассеяны. Из прорвавшихся к городу 15-ти самолетов 6 сбиты”. На эту фальшивку англичане в свою очередь отреагировали следующим сообщением: "Германское сообщение о бомбежке Берлина загадочно, так как в ночь с 7 на 8 августа английская авиация со своих аэродромов не поднималась вследствие неблагоприятных метеоусловий”.
На доклад наркома Н.Г.Кузнецова об этом событии Сталин тоже отреагировал по-своему: "Англичане и немцы во всем разберутся сами, а ваши морские летчики достойны самых больших похвал. Они первыми по воздуху проложили путь на Берлин. Этот факт имеет историческое значение”. И вскоре отдал распоряжение о наращивании сил для воздушных ударов по Берлину с подключением двух авиаэскадрилий дальнебомбардировочной авиации. Налеты на Берлин продолжались до 4 сентября, почти до захвата островов Балтики фашистскими войсками.
Н.Г.Кузнецов лично анализировал каждый полет и его результаты докладывал Верховному Главнокомандующему. Анализируя создавшуюся обстановку, Н.Г.Кузнецов пришел к выводу, что именно авиация, немецкая авиация прокладывала путь своим моторизованным частям на севере к Ленинграду, в центре - к Москве и на юге - к Киеву. Он сетовал на то, что транспорты и целые конвои противника, шедшие вдоль побережья через Ирбенский пролив, оказались без воздействия со стороны морской авиации, ибо она по планам фронта была нацелена на танковые колонны врага, двигавшегося на Ленинград. Она же прикрывала дравшуюся в Эстонии 8 Армию и бомбила немецкие части, наступавшие на главную ВМБ - Таллин. В своих воспоминаниях "На флотах боевая тревога” Н.Г.Кузнецов описанию действий ВВС Балтики в первые месяцы войны посвящает целую главу.
Особое внимание он уделил анализу операции японцев 7 декабря, когда они своей авианосной авиацией нанесли американскому флоту большой урон в Перл-Харборе. 
(Оценивая действия Черноморской авиации по Плоешти он подчеркнул их стратегическое значение и приводит слова Гитлера из записки Браухичу, где тот подчеркивал, что нужно скорее захватить Причерноморье и Крым с его аэродромами, ибо один удачный налет русской авиации на единственный наш источник нефти и трудно будет предугадать, каким окажется дальнейший ход войны.
Много внимания он уделял анализу действий авиации Северного флота. К началу войны она была малочисленна, но уже к концу 1941 г. летчики-североморцы с одинаковой отвагой сражались и над морем и над землей Заполярья и уничтожили около 120 самолетов противника. Если в первый период войны североморским авиаторам приходилось вести бои большей частью на сухопутье и над союзными конвоями вблизи наших берегов, то в последующем они все чаще действовали по вражеским коммуникациям на большие удаления от базы. И хотя соотношение сил авиации было примерно равным, а у противника было преимущество в маневре силами, ибо у него было намного больше аэродромов, все же летчики ВВС СФ упорно боролись за господство в воздухе и добились победы.
Очень важной задачей авиации Северного флота была задача обеспечения безопасности проводки союзных конвоев и она с ней справилась успешно. Это очень важный вывод для определения перспектив развития авиации Северного флота и на послевоенное время.
В целом, анализируя опыт первой и второй мировых войн, Н.Г.Кузнецов пришел к выводам, которые сводятся к следующему: Авиация участвовала в боевых действиях и в годы 1-ой мировой войны, но ее роль тогда была незначительной. Впервые глубоко фактическое значение авиации было понято всеми странами лишь в годы войны в Испании. Без прикрытия самолетами уже не мыслились даже наземные операции, господство в воздухе определяло успех. Очень большой стала зависимость корабельных соединений от наличия авиации у борющихся сторон. Когда в 1939 году вспыхнула война в Европе, почти все крупные операции на суше начинались с действий авиации. Она не только прокладывала дорогу танковым и мотострелковым частям, но и стала оказывать большое влияние на морские операции.
Господство на море без должного воздушного прикрытия становилось проблематичным. Он фиксирует вывод, что история вынесла линейным кораблям окончательный приговор: пора уступить приоритет авианосцам. Опыт войны показал возросшую роль авиации и на сухопутном фронте и на море. Наша флотская авиация поработала в войну много и успешно. Она часто решала успех боя и на суше и на море, нанося чувствительные удары по вражеским коммуникациям, портам и базам.
Н.Г.Кузнецов писал: "Там, где было достаточно самолетов, мы с помощью авиаторов решали такие задачи, которые раньше осуществляли только с помощью кораблей”. А роль авианосцев поняли не только США, но и англичане и немцы.
Известно, что еще в конце 1944 года руководством Наркомата ВМФ в адрес ГКО были представлены предварительные соображения относительно перспектив кораблестроения в 1945-1947 гг.
По мнению Н.Г.Кузнецова, в эти годы следовало завершить не только достройку серийных легких крейсеров, подводных лодок и боевых катеров, но и проектирование новых кораблей и, обратите внимание, авианосцев.
По его расчетам, только Северный флот для успешного решения предстоящих задач в дальней океанской зоне должен иметь 6 больших и 6 экспортных авианосцев.
А вообще, с осени 1945 года основным направлением в деятельности центральных органов Управления Наркомата ВМФ стало решение задач по оперативно-стратегическому обоснованию первой послевоенной программы строительства флота, рассчитанной на 10 лет. Представляя на решение Государственного комитета обороны предложения по развитию ВМФ Н.Г.Кузнецов принимал во внимание то, что проектно-конструкторские организации и судостроительная промышленность СССР не имели опыта проектирования и строительства авианосцев, а Военно-Морской Флот - не имел кадров для комплектования их экипажей и, в особенности, летного состава для палубной авиации.
Отсутствие опыта применения нашими флотами авианесущих кораблей проявилось и в том, что оперативно-тактические требования к их проектированию, выполненные операторами Главного штаба, оказались довольно расплывчатыми, и это не лучшим образом повлияло на точку зрения Сталина относительно места авианосцев в перспективном составе Военно-Морского Флота.
Сталин исходил из того, что, конечно, флот - это сильнейший фактор в глобальной внешней политике, но в то же время полагал, что в обозримом будущем ожидать заокеанской экспансии не следует. "Воевать будем не у берегов Америки” - говаривал вождь, когда руководство ВМФ пыталось ему доказать необходимость усиления средств ПВО корабельных соединений. При этом явно игнорировал то, что ВМС США, боевое ядро которых составляли авианосцы, собираются воевать в прибрежных морях СССР.
Сам Н.Г.Кузнецов писал, что при обсуждении десятилетнего плана строительства ВМФ 5 сентября 1945 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) с участием руководства ВМФ и Наркомата Судостроительной промышленности " ... споры касались авианосцев, на которых я настаивал и которые к строительству не принимались...” И хотя опыт Второй мировой войны убедительно доказал, что без авианосцев эскадры боевых надводных кораблей погибнут раньше, чем успеют вступить в бой с главными силами противника, руководству ВМФ пришлось вопрос о строительстве авианосцев в очередной раз отложить до лучших времен. А это означало, что максимальное удаление районов боевого предназначения эскадр надводных кораблей будет ограничено тактическим радиусом действия истребителей берегового базирования.
Известно, что, к сожалению, стойким противником строительства авианосцев был И.С.Исаков, не изменивший своей позиции по этому вопросу до конца своей жизни. А надо учесть, что Исаков у Сталина пользовался особым авторитетом. Не случайно, уже тогда народная молва разнесла как исторический факт, что когда Сталин в феврале 1946 года предложил Исакову снова вернуться на должность начальника Главного штаба ВМФ, а тот высказал сомнение в целесообразности этого, ведь, мол, я без одной ноги, Сталин сказал так: "Без ноги - это еще ничего, а тут до Вас на этой должности был человек без головы”. Известно также, что и после так называемого "суда чести” и судебного процесса в начале 1948 г. в результате которого Николай Герасимович Кузнецов был отстранен от должности и отправлен на ТОФ командующим флотом, он от своих убеждений относительно авианосцев не отказался.
И вообще он считал, что надо срочно:
- создавать силы и средства для борьбы с авианосцами, которые вошли в разряд стратегических ядерных сил;
- разрабатывать средства и создавать силы для поиска и уничтожения подводных лодок в подводном положении;
- ликвидировать зависимость авиации от погодных условий путем создания необходимого самолетного и аэродромного оборудования, обеспечивающего безопасность и надежность приборного полета и захода на посадку днем и ночью.
И наконец:
- изыскать возможность и найти свой национальный путь ускоренной разработки и создания корабельной авиации для расширения боевых возможностей флотов при несении боевой службы в удаленных районах Мирового океана, обеспечения боевой устойчивости корабельных группировок, прикрытия их от воздушных средств нападения и расширения возможностей по обнаружению и уничтожению подводных лодок противника.
Поэтому, возвратившись на прежнюю должность в Москву Н.Г.Кузнецов уже 20 июля 1951 г., заслушав руководство Морского Генерального штаба и Главного оперативного управления о ходе реализации 10-летней программы кораблестроения, пришел к выводу, что эту программу нужно срочно корректировать, чтобы привести ее в соответствие с новыми требованиями к флотам.
1 сентября 1951 г. он направил в правительство доклад с обоснованием срочной корректуры плана кораблестроения. Но, к сожалению, оттуда никакой реакции не последовало. Его обращение письменно к Сталину о неотложной необходимости включения в планы кораблестроения хотя бы авианосцев ПВО тоже осталось без ответа. Ну а дальше, как Вы знаете, смерть Сталина, приход на руководство страной Н.С.Хрущева, а на военное ведомство - Г.К.Жукова - и все пошло, как пошло. Оказывается, пилотируемая авиация вообще не нужна. Обойдемся ракетами.
В эти годы была выработана новая концепция развития флота на ближайшие 10-15 лет, из которой вытекало, что соревноваться с ведущими морскими державами в строительстве авианосцев мы пока не в состоянии. Но все же предполагалось для борьбы с морским противником сосредоточить усилия на развитии Морской ракетоносной авиации. К тому же, в 50-е годы началось массовое перевооружение морской авиации, в основном, на реактивную технику, что дало резкий скачок в росте ее боевых возможностей.
Решающей причиной нового поворота во взглядах нашего руководства на судьбу отечественного флота, а, следовательно, и его авиации, стало развертывание американцами группировки морских стратегических ядерных сил, которые к 1967 году стали основным компонентом стратегической ядерной триады США.
С уходом от руководства страной Н.С.Хрущева и приходом на руководство Военно-Морским Флотом Сергея Георгиевича Горшкова наконец-то была поддержана концепция глобального присутствия сил Военно-Морского Флота в оперативно важных районах Мирового океана. Появилась боевая служба. В Главном штабе ВМФ было принято во внимание способность авиации сравнительно быстро приводиться в состояние боевой готовности и первой наносить удары по целям, находящимся на воде, под водой и в воздухе. Поэтому полеты самолетов морской авиации от года к году становились более систематичными и дальними. Первыми к несению боевой службы приступили экипажи разведывательной авиации. Именно в середине 60-х годов для ведения разведки, наведения и целеуказания ракетному оружию надводных кораблей и подводных лодок разведполки Северного и Тихоокеанского флотов перевооружились на комплексы Ту-95рц с аппаратурой "Успех”.
С 1964 года начался новый этапов развитии противолодочной авиации, а к 1970 году, в дополнение к авиационным комплексам Бе-12, Ил-38 и вертолетам Ми-14 и Ка-25пл, поступили и были освоены дальние комплексы типа Ту-142. В составе оперативных соединений ВМФ появились противолодочные крейсеры. А дальше - пошло расширение районов применения морской авиации с использованием аэродромов дружественных стран и освоением дозаправки топливом в воздухе. И, наконец, в соответствии с планами развития Вооруженных Сил СССР в 90-е годы предусматривалось строительство крупных авианесущих кораблей, в том числе и атомного авианосца, вооруженного палубными самолетами нового поколения. Это, по нашему мнению, и было достойным воплощением в жизнь взглядов Николая Герасимовича Кузнецова на роль, значение, боевое использование и перспективу развития морской авиации.
Но, к сожалению, наступила перестройка. Успели достроить только один настоящий авианосец, который ныне и носит имя Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова, а дальше грянул 1991 год, наступила суверенизация всего и вся, реформы и реформирование. Морская авиация, как и другие роды сил ВМФ, ныне ожесточенно борется за выживание и всеми мерами стремится сохранить боеспособность и боевую готовность хотя бы основного ядра оставшихся формирований морской ракетоносной, противолодочной, корабельной, истребительной и штурмовой авиации.
К тому же на ее скудный баланс на Балтике и ТОФе сели части, переданные из ПВО. Нас окрыляет недавно сделанное заявление Главнокомандующего Военно-Морским Флотом адмирала В.И.Куроедова на церемонии, посвященной первому подъему в воздух очередного палубного самолета Су-27куб, что Министерством обороны уже рассмотрен и утвержден десятилетний план развития Военно-Морского Флота, и как он сказал: "Будем строить авианосный флот”. Это вселяет надежду и вдохновляет всех нас.

Спасибо за внимание.

Категория: Тексты выступлений | Добавил: glavkom (31.01.2014)
Просмотров: 533 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Категории раздела

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа